Лебедь Волочкова и безымянные курицы и свиньи

Для куриц нет большей радости, чем падение звезды, до которой им не дотянуться.

Помните сцену из «Игры престолов», в которой голую, обритую налысо королеву провели по улицам? Толпа выливала на неё помои, мочу и фекалии, кричала вслед оскорбления, плевала ей в лицо.

В тот момент нагая Серсея Ланнистер больше не была для них королевой, и толпа, ещё вчера готовая лизать ей пятки, с возбуждённым остервенением глумилась над ней.

Глумилась с полной самоотдачей. Глумилась, торжествуя. Глумилась, злорадно радуясь тому, что с неба, куда им никогда не суждено запрыгнуть, можно упасть. В отличие от зловонного и неглубокого болота, в котором они проводят свои такие же неглубокие жизни.

Анастасия Волочкова напоминает мне оплёванную Серсею Ланнистер. Толпа глумится над ней, над её шпагатами, неприемлемым для балерины весом и опухшим лицом.

Я хочу воздержаться. Только потому, что Волочкова, в отличие от её ненавистников, на вершине была. Она знает, каково там, а бабы в зассаных халатах — нет. И в этом — огромная, принципиальная разница.

И пусть эти тётки не бухают, пусть даже у них худые жопы — в чём лично я сильно сомневаюсь — но они — быдло. Рядовое, злобное быдло. Никчёмная офисная херня на окладе.

Настя, ещё будучи студенткой, уже исполняла сольные партии на сцене Мариинки, а после выпуска сразу же стала солисткой этого театра.

В 1998 году Владимир Васильев пригласил Волочкову в Боьшой исполнить главную партию в его новой постановке «Лебединого озера».

В 2000 Настю пригласили в Английский национальный балет, где где специально для неё сочинили партию в «Спящей красавице». В том же году Волочкова подписала контракт на следующий сезон на главные партии в Большом театре.

А потом её из театра выперли. Новый директор театра угворил мужскую часть труппы подписать письмо, в котором они отказываются танцевать с Волочковой, потому что она якобы толстая. Кстати, Цискаридзе это письмо подписывать не стал.

Сейчас многие воспринимают Волочкову, как фрика из Инстаграма. На мой взгляд, она плохо умеет держать лицо: то растечётся пьяными слезами под камерами, то вдруг кривляется, как разбитная кошёлка, опускаясь на уровень своих гонителей.

Так и хочется сказать: «Настя, не надо! Забудь о том, что они тебе говорят. Помни о том, где и с кем ты была на сцене. Твоих ненавистником там не было, нет и не будет. А ты там была. И ради этого уже стоило прийти в этот мир».

Кстати, упавшая лебедь всегда имеет шанс взлететь. В отличие от свиней, у которых нет крыльев.

Автор: Лена Миро